go-up
go-down

Интервью для издания «Петропавловск kz» 2016

Виниловый клуб: От Звезды к Суперзвезде, или Дух Соноры

Получив ответ на вопрос относительно «Jesus Christ Superstar» от Яна Гиллана, наша музыкальная рубрика затем неоднократно обращалась к русскоязычной версии эпохального произведения, и своими воспоминаниями с читателями «Pkz» делились Татьяна Анциферова, Сергей Минаев, Ярослав Кеслер. Беседуя же с исполнителем партии Кайафы Николаем Арутюновым, из фонотеки «Винилового клуба» мы извлекли не только легендарный двойник с «Суперзвездой», но и некоторые другие альбомы в жанре, носящем эффектное, хотя и несколько условное название «рок-опера», отмечает музыкальный обозреватель «Петропавловск kz» ИА REX-Казахстан.

- Николай Рафаэлевич, помните Ваши первые впечатления от прослушивания «Jesus Christ Superstar»?

- Может быть, скажу странную вещь. Честно говоря, не помню, когда именно это услышал, в то время это слушали все – имеется в виду, в начале 70-х. Я не могу сказать, что являюсь большим поклонником этого произведения, хотя, конечно, оно мне нравится, и тем более охотно признаю его историческую ценность. Но тогда больше слушал немного другую музыку, поэтому, повторюсь, не являюсь фэном. Я об этом говорил и ребятам, которые всё это инициировали – ныне покойному, к сожалению, Славе Птицыну и Вадиму Буликову. Очень приятные ребята, и я просто не имел возможности отказать – действительно симпатичные люди, и очень хотели, чтобы я участвовал. Сразу скажу, что это не лучшая моя работа, к сожалению.

- Готов поспорить.

- Нет, я не на комплимент нарываюсь, просто здраво оцениваю. Не было ощущения полного удовлетворения. Может, в какой-то степени оно было, потому что ребятам понравилось. Ходил в студию, делал всё, что они говорили – в данном случае задача заключалась в том, чтобы спеть так, как они видели, и они были довольны. Ну а я был доволен оттого, что они были довольны…(смеётся).

- Вас изначально приглашали спеть Кайафу, или пробовались на другие партии?

- Вначале предлагали Иуду, а может быть, даже Христа, уже не помню. Но я тактичный человек и счёл, что не имею морального права петь какую-то главную партию – опять-таки потому что не являюсь таким уж фанатом «Superstar». Все остальные, кто участвовал, не скрывали, что для них это важно, им это в радость, в кайф. Вот так я и решил, что, если меня хотят, пусть я сыграю эту роль.

- Ни в коем случае не настаиваю на своём мнении, на мой взгляд, «Jesus Christ Superstar» – единственная из западных рок-опер, в которой, в отличие, скажем, от «Томми», нет проходных арий. Понятие «хит» здесь, пожалуй, неуместно – скорее абсолютно самостоятельные, мелодически яркие вещи.

- Конечно, не спорю. Просто есть объективная оценка, и есть субъективная. Объективно – это, конечно, выдающееся произведение. Если субъективно, мне как раз два произведения «The Who» нравятся больше, особенно «Quadrophenia», слышал это три года назад живьём и утвердился в своём впечатлении. Потом, была же ещё «S.F.Sorrow» группы «The Pretty Things» – первая рок-опера, 1968 года, тоже очень сильная вещь. А «Jesus Christ» – это уже вершина жанра, с этим спорить бессмысленно. С мелодической точки зрения там всё очень хорошо.

- Если обратиться к отечественной рок-опере, моя самая любимая «Звезда и смерть Хоакина Мурьеты».

- Вы на что-то намекаете или просто так это сказали?

- Нет, просто так. Мне очень близка рок-культура 60-х, 70-х, первой половины 80-х.

- Здорово, но я спросил, потому что имел в виду совершенно конкретную вещь. Сейчас я Вас, надеюсь, порадую – дело в том, что Алексей Львович задумал фильм, и он уже снят…

- «Дух Соноры», если не ошибаюсь?

- Да, «Дух Соноры». И Ваш покорный слуга там задействован.

- О! В какой роли?

- А как Вы думаете?

- Как я сразу не догадался. Смерть?

- Ну да, к сожалению…(смеётся). В фильме поют ребята Алексея Рыбникова, у него же сейчас свой театр. Хоакина Мурьету поёт очень достойный парень, Паша Зибров. И вот пригласили меня, только персонаж уже называется по-другому, Вы уж так прямо в лоб – Смерть! (смеётся). Но суть та же. Вот там было, на мой взгляд, поинтересней, думаю, что этой работой я доволен. Опять-таки делал всё, что говорил композитор, архисложная для меня работа. Ответственным за рок-группу выступил Дима Четвергов, и я думаю, это он надоумил Алексея Львовича выйти на меня. Было очень интересно, потому как, ещё раз повторю, крайне сложная музыка для вокалиста. Фильм хотят запустить в прокат, судя по всему, с нового года.

- Но ведь это ещё не все Ваши работы в жанре крупной рок-формы?

- Озвучивал Маргарите Пушкиной её очередную рок-оперу, посвящённую французскому Средневековью («Окситания» — прим.авт.) Понимаете, в таких ситуациях я смотрю на работу сугубо профессионально – как я могу ей отказать? Пришёл, спел. Хотя не думаю, что я, как бы это сказать, лучший певец в этой музыке. Но продюсеры были довольны. Эта работа ещё не завершена, там ещё что-то пишут. В общем, серьёзное полотно. А если вернуться к «Суперзвезде», я считаю, гораздо лучше там спел Минаев – спел великолепно. Да и Таня Анциферова, и Миша Серышев, конечно. То есть они как раз ближе к теме, чем я. Гораздо лучше знали материал, чувствовали себя как рыба в воде и спели всё как своё. Молодцы, мне в этой компании было приятно!

Дмитрий Авдеев

'